"Не льстец, а психолог": выставка Федора Рокотова в Историческом музее

03.08.2020 Понедельник
Фото "Не льстец, а психолог": выставка Федора Рокотова в Историческом музее из новостей Телецентра Останкино
С 29 июля по 28 сентября Исторический музей проводит выставку Федора Рокотова — мастера, портрет которому считали долгом заказать все уважающие себя дворянские семейства в XVIII веке. Экспозиция не приурочена к круглой дате — она отмечает завершение шестилетнего процесса кропотливой реставрации, подарившей вторую жизнь одиннадцати полотнам. О том, что удалось обнаружить в ходе исследования работ, как красавицы требовали "переписывать" свои платья и почему забытого почти на сто лет живописца заново открыли в Серебряном веке, — в материале РИА Новости.
Человек-фантом
Для любителей тайн биография Рокотова — настоящий подарок, бесконечный источник предположений и догадок. Родился в 1736 году — но это не точно: также называют 1734-й и 1735-й. Вроде был незаконнорожденный сын князя Петра Репнина — однако, как утверждают некоторые историки, в эти годы вельможа находился в Петербурге и не заезжал в свое подмосковное имение Воронцово, где будущий художник появился на свет.
И даже в глаза мастеру не взглянуть: у человека, написавшего тысячи лиц, почему-то нет ни одного автопортрета — он всегда оставался за кадром, точнее, за холстом. Есть, конечно, кандидат — красивый незнакомец в гвардейском мундире, но нельзя сказать наверняка, что это Рокотов.
Спустя двести с лишним лет автор "русской Моны Лизы", знаменитого портрета Александры Струйской (1772), про которую восхищенный поэт Николай Заболоцкий написал "ее глаза — как два тумана", словно растворился в дымке, окружающей его моделей.
Но тем интереснее специалистам и кураторам ГИМ, располагающим теперь третьей по объему после Третьяковки и Русского музея коллекцией работ художника, было изучать работы Рокотова и его мастерской.
О дамах, не захотевших быть в похожих нарядах
Особая радость, по словам хранителя выставки Натальи Аринич, — обнаружить так называемые пентименто, то есть не видимые невооруженным глазом детали и штрихи, которые в финале были закрашены. Именно они позволяют сделать выводы о просьбах и пожеланиях заказчика.
Так, выяснилось, что костюм на "Портрете княжны Марии Волконской" полностью переписан. Вместо роскошного бального наряда красавицу "переодели" в светлое домашнее платье. Однако цветные шелка и шаль со временем предательски проступили сквозь белила. Дело в том, что почти тогда же к Рокотову поступил заказ от сестры Волконской, Анны Белосельской, чье изображение также есть на выставке. Она-то как раз предстает на холсте при полном параде, затянутой в тугой корсаж. Видимо, дамы в последний момент решили выбрать противоположные образы, чтобы не повторяться.
Однако "битву нарядов" в итоге выиграла Волконская, а на Рокотова посыпались заказы модниц с просьбой сделать "портрет в неглиже" — благодаря ему мода на этот жанр распространилась среди русского дворянства. По мнению Аринич, это можно объяснить двумя причинами.
Во-первых, такие картины создавались не для музеев, а для интерьеров дворянских усадеб. Так что, по крайней мере, в женских изображениях, допускалась камерность: посторонних среди зрителей не предполагалось, только члены семьи и друзья. Во-вторых, стремление к расслабленности в принципе было присуще московскому высшему обществу, которое находилось в стороне от суеты столичного Петербурга.
В Москву, в Москву
С Первопрестольной у Рокотова вообще сложились особые отношения. Бывший крепостной — именно такой версии его происхождения придерживается большинство искусствоведов, он сделал в Петербурге головокружительную карьеру, став академиком еще до 30 лет. Однако на пике славы, по слухам, то ли из-за конфликта с начальством, то ли устав от дворцовых интриг, вернулся в Москву, где быстро стал художником номер один.
"У нас получилась очень московская выставка, — говорит директор Исторического музея Алексей Левыкин. — По датам она четко соответствует периоду, когда Рокотов обосновался в Белокаменной, оставаясь при этом придворным живописцем и продолжая получать заказы от августейших особ". Он подчеркивает, что мастер стал певцом не только определенной эпохи, но и страты — русского дворянства.

За портреты, по воспоминаниям современников, Рокотов брал 50 рублей — сумма небольшая, особенно по сравнению с иностранцами, державшими ценник на уровне полутора-двух тысяч рублей. Так что во флигеле на Старой Басманной, где располагалась мастерская, работа кипела: одновременно в деле могло быть до 50 холстов. В основном мастер писал только головы моделей, а их нарядами занимались ученики.
Художник настолько тесно связан со своей мастерской, что иногда бывает трудно определить авторство полотна, поэтому на выставке в Историческом представлены также произведения его учеников.
И отмечает, что лично ему, как историку, из всей экспозиции ближе всего единственный на выставке образец интерьерной живописи: "Кабинет И. И. Шувалова": "своеобразное окно в ту эпоху и работа, которую можно рассматривать бесконечно". Это копия с несохранившегося оригинала Рокотова, выполненная Андреем Зябловым — единственным учеником Рокотова, чье имя нам известно.
Эти глаза напротив
При жизни художника его самой большой удачей считался коронационный портрет Екатерины Великой (1763), который хранится в Третьяковке. Императрице так понравился ее профиль, подобный античным камеям, что именно он стал образцом для копий, отправлявшихся в иностранные посольства. И именно Рокотову она доверила исправить работу иностранца Александра Рослина, которую забраковала из-за того, что на ней показалась себе "шведской кухаркой". Результат переделки, огромное полотно кисти Рокотова, служит композиционным центром выставки.
Позже императрица поручала художнику писать и ее сына, цесаревича Павла, и любимого внука Александра. Кроме него, на выставке есть еще одно изображение ребенка — Саши Глебовой (начало 1770-х). Любопытно, что в то время не слишком было распространено заказывать детские портреты. Рокотов отнесся к делу очень внимательно: изображая юных моделей со всей серьезностью, он тем не менее не стремится сделать из них взрослых, оставляя живость и пытливость взгляда.
Как раз с портретом маленькой Глебовой, признается куратор выставки Людмила Руднева, реставраторы намучились. Проблема "домашних" полотен в том, что владельцы часто экономили на их восстановлении, отдавая в неопытные руки. Такие "маляры", пытаясь очистить холст от грязи и пыли, порой просто соскребали живописный слой, что было сделать легко, ведь Рокотов привык писать жидкими красками.
Так что экспертам из ГосНИИР по крупицам пришлось восстанавливать прическу и кружева платья Глебовой. А вот глаза, удивительное дело, сохранились — мерцают из глубины веков.
Звезда Рокотова угасла тихо: возможно, из-за гонений на масонов, а он был одним из них. Смерть его осталась незамеченной, о работах на долгое время забыли.
Заново открыл художника Сергей Дягилев, устроивший в 1905 году ретроспективу русского портрета. В Серебряном веке этот полумрак, несвойственный эпохе Просвещения, как и рокотовскую игру на полутонах и недосказанности, оценили в полной мере.
И добавляет: "Рокотов, конечно, не льстец — лица на полотнах похожи на оригинал, точность отмечали современники". Но, возможно, как и все лучшие светские фотографы нашего времени, он явно знал, какими "фильтрами" пользоваться.

Источник https://ria.ru/
Последние новости
В Госдуме призвали футбольные клубы уделять больше внимания просветительской работе с фанатами В Госдуме призвали футбольные клубы уделять больше внимания просветительской работе с фанатами

Депутат Госдумы Евгений Нифантьев («Единая Россия») призвал футбольные клубы уделять больше внимания просветительской работе с фанатами. Об этом он заявил Агентству городских новостей «Москва», комментируя массовые задержания болельщиков столичного ЦСКА после матча с «Зенитом» из-за использования ими пиротехники на трибуне «ВЭБ-Арены». «Яркие эмоции на трибунах - неотъемлемые составляющие футбольного матча. Эта энергия поддержки просто необходима спортсменам. Но выражать свои чувства все-таки нужно не ценой безопасности болельщиков. Думаю, что футбольным клубам стоит еще большее внимания уделить просветительской работе с болельщиками», - сказал Нифантьев. Он также подчеркнул, что не видит необходимости ужесточать наказание за использование пиротехники именно после этого инцидента. По словам депутата, пока такие случаи являются исключениями. «Сегодня на трибуны невозможно проникнуть с алкогольными напитками. Прохождение металлоискателя давно стало стандартной процедурой. О проведении крупных футбольных матчей в столице мы узнаем в том числе по усиленной охране. Мы видим дополнительные наряды не только вокруг стадиона, но и на ближайших станциях метро. К слову, безопасность футбольного матча ЦСКА с «Зенитом» рамках 16-го тура Российской премьер-лиги обеспечивали более 1 тыс. 650 человек», - пояснил Нифантьев. Парламентарий отметил, что благодаря этим и другим мерам обеспечения безопасности культура поведения болельщиков заметно выросла. «Тем не менее десяткам фанатов ЦСКА удалось пронести фаеры и поджечь их, устроив пиротехническое шоу. Надо понимать, что использование пиротехники на стадионах - противозаконное действие, которое влечет за собой наказание. И оно должно быть неотвратимым. Поэтому не может быть исключения для тех, кто использует эти якобы безопасные средства на фанатских трибунах для создания огненно-дымового шоу. Даже если они на 100% уверены в том, что от их действий никто не пострадает», - подчеркнул Нифантьев. Он добавил, что фанатам необходимо думать о болельщиках всех возрастов. «Ведь люди приходят на трибуны с маленькими детьми. На них можно встретить и пожилых», - заключил депутат. Ранее сообщалось, что инцидент с массовыми задержаниями фанатов московского ЦСКА после матча 16-го тура «Тинькофф - Российской премьер-лиги» (РПЛ) с петербургским «Зенитом» рассмотрит Российский футбольный союз (на комитете по безопасности и работе с болельщиками. Уточнялось, что во время матча фанаты москвичей зажгли несколько десятков фаеров на трибунах. Источник https://www.mskagency.ru/

До свидания, фрау: Германия прощается с эпохой Ангелы Меркель До свидания, фрау: Германия прощается с эпохой Ангелы Меркель

В четверг на военной церемонии на площади перед министерством обороны в Берлине прозвучит христианский гимн, поп-музыка и панк-рок. С какими настроениями граждане ФРГ провожают свою фрау канцлерин? Ангела Меркель провела на посту канцлера Германии 16 лет. Еще в 2014 году политик стала старейшим лидером ЕС по длительности пребывания у власти, а сегодня, семь лет спустя, европейскую политику без «железной канцлерин» сложно даже представить. По данным Statista, в преддверии окончательного и бесповоротного прощания с Меркель ее заслуги положительно оценивают 80% немцев, а недоволен лишь каждый пятый. Готова ли Германия ее отпустить? Говорит главный редактор журнала «Берлинский телеграф» Александр Бойко:«Она уже и так много лет проработала. Я думаю, что ей нужно отдыхать, заниматься своей семьей. В истории Германии она, конечно, останется очень теплым человеком, который в принципе очень много чего достиг и очень много чего сделал. Благодаря ей, конечно же, Германия была рупором и была самой главной в Европе. К ней всегда прислушивались многие лидеры Европы, и в принципе то, что Меркель говорила, все остальные практически чуть ли не подчинялись. Немножечко испортил ее репутацию, конечно же, приезд беженцев в 2017 году и эти последние несколько лет, с локдауном связанные, — есть претензии к госпоже Меркель. Но если, допустим, ее отпускать, то, как народ ее отпускает, то в принципе ее можно считать национальным героем». Мероприятие, на котором страна официально простится с Меркель, пройдет во дворе здания Минобороны Германии. По традиции уходящий чиновник может выбрать музыку, которую будет играть военный оркестр. Первые две композиции никого не удивили — это христианский гимн XVIII века «Святой Бог, мы восхваляем Твое имя» и песня Хильдегард Кнеф «Дожди пусть обратятся в розы». А вот третий пункт музыкальной программы DW называет сюрпризом: «Миша, мой Миша, мне было так горько. Сделаешь так еще раз, Миша, и я уйду от тебя!» Это фрагмент песни «Ты забыл цветную пленку» Нины Хаген, которую некоторые называют «матерью немецкого панка». По тексту певица ругает своего молодого человека за то, что от их совместной поездки остались только черно-белые фотографии. Как указывает DW, Хаген написала песню еще до падения Берлинской стены, и композицию считали критическим высказыванием о серых буднях ГДР. Телеканал предполагает, что выбор Меркель может говорить о ее «остальгии» — ностальгии по Восточной Германии (Ostdeutschland) — либо просто оказаться прощальной шуткой канцлерин. Свое мнение озвучивает немецкий политолог Александр Рар: «Да я думаю, там нет никаких тайных знаков. Просто он хочет показать, что она действительно изменила Германию, она изменила Христианско-демократическую партию. Считалось, что она всегда близко к народу была, а не порхала где-то наверху. Она прощается с немцами, она не прощается с узкой частью какой-то правящей элиты — она хочет это шире сделать. Она 16 лет была у власти, она хочет, чтобы как можно больше людей через телевидение, через слушание этой музыки поняли вот именно этот момент — это конец эпохи, начало новой эпохи. Она хочет это сделать красиво, по-современному, поэтому вот так придумала». Несмотря на формальное прощание с Меркель, до утверждения нового канцлера она продолжит выполнять функции главы государства. Ожидается, что голосование по кандидатуре социал-демократа Олафа Шольца состоится в бундестаге между 6 и 9 декабря. Источник https://www.bfm.ru/