мая 2016 
+7 (495) 617-8888
 

История телецентра

«Вот увидите, пройдет двадцать лет, и ничего не будет - ни газет, ни кино — одно сплошное телевидение». Так звучало смелое История телецентра по тем временам предположение героя-«шестидесятника» в фильме «Москва слезам не верит». 

Прошло сорок лет с момента создания телевизионного технического центра «Останкино». До гибели прочих СМИ дело не дошло, но телевидение остается наиболее и влиятельным средством массовой информации. А определяющая роль в развитии телевидения принадлежит технологиям, символом которых было и остается «Останкино».

Сорок лет назад, в ноябре 1967 году, произошло важнейшее событие в истории советского телевидения: вступила в строй первая очередь крупнейшего в мире телевизионного комплекса, расположенного в одном из самых живописных районов Москвы – Останкине.

Глазами очевидца...

До «Останкино»…

Начало отечественного электронного телевизионного вещания отмечено опытными передачами Московского телецентра на Шаболовке в 1938 году. В стандарте 343 строки на оборудовании, закупленного в США на фирме RCA. Передачи стали регулярными с марта 1939 года. В 1944 г. советскими специалистами был разработан новый самый высокий в мире ТВ-стандарт четкости – с разложением на 625 строк.  В 1948 году МТЦ впервые в мире начал ТВ-вещание в наивысшем стандарте четкости 625 строк. Новый стандарт был разработан отечественными специалистами и учеными. Позже 625-строчный стандарт был принят в большинстве европейских стран и функционирует до настоящего времени.Новое оборудование МТЦ в стандарте 625 строк было разработано полностью на отечественных узлах и деталях предприятиями нашей страны. За разработку МТЦ в стандарте 625 строк группа ведущих специалистов ( руководитель работ  В.Л.Крейцер – д.т.н., ВНИИТ) была удостоена Сталинской премии. В их числе и главный инженер МТЦ С.В.Новаковский.  

С 1936 года (еще до начала вещания МТЦ) в СССР была начата разработка плана телефикации страны с использованием успешного опыта радиофикации. Центральным звеном телевизионной системы СССР должен был стать высотный Дворец Советов, который с 1931 года проектировался в Москве. В проекте этого огромного здания, по объему в семь раз большего, чем Останкинский Телевизионный центр (7,5 млн. куб. метров против 1,07 млн. куб. метров), был предусмотрен большой двухпрограммный телецентр, внутренняя система кабельного телевидения на 20 тыс. абонентов, а в венчающую дворец статую Ленина на высоте 420 метров предполагалось встроить антенны телепередатчиков. Правда, Дворец Советов так и не был построен - его место в телевизионной системе СССР занял Останкинский Телевизионный центр.

В марте 1939 года «План телефикации СССР» был одобрен XVIII съездом ВКП (б). Он предполагал строительство телецентров в 10 крупнейших городах и охват двухпрограммным телевещанием всего населения страны. Причем в связи с успешным развитием в СССР систем проводной радиофикации, планировалось большую часть населения охватить телевидением с помощью домовых кабельных сетей. Великая отечественная война задержала реализацию этого грандиозного плана. Но уже к 1965 году своими телецентрами обзавелись 130 регионов страны (из 170). 

В последующее десятилетие (1965-1975 гг.) строительство местных телецентров было временно прекращено, а средства и ресурсы были направлены на строительство Общесоюзного телецентра в Останкино и создание сетей связи для распространения программ Центрального телевидения по стране.

До-останкинский период в развитии телевидения был самым тесным образом связан с работой Центральной студии телевидения (ЦСТ), созданной на технической базе Московского телевизионного центра на Шаболовке. Общий объем вещания ЦСТ в середине 60-х годов составлял порядка 18 часов в сутки по трем программам черно-белого ТВ и одной цветной. К 1970 году планировалось довести общий объем вещания до 50 часов по шести программам. Значительную долю в общем объеме вещания ЦСТ составляли внестудийные передачи, которые обеспечивались в 1963-1964 годах более чем 10-ю передвижными телевизионными станциями и несколькими стационарными телевизионными трансляционными пунктами.В до-останкинский период (в 1953 г.) на Шаболовке была создана первая в стране Московская опытная станция цветного телевидения(МОСЦТ), руководимая И.А.Авербух- одним из самых известных специалистов в области цветного телевидения. В МОСЦТ до 1967 года проводились регулярные сравнительные испытания всех мировых систем цветного телевидения. Специально для вещания в цвете рядом с МОСЦТ была построена 110-метровая металлическая башня облегченного типа с передающими антеннами для вещания на 8-м частотном канале . С  1 октября 1967 г. из МОСЦТ начались  регулярные передачи в цвете по советско-французской системе СЕКАМ. МОСЦТ до 1969 г. (спустя два года после ввода эксплуатацию первой очереди телецентра в Останкино) была единственным источником вещания в цвете.  

Тем не менее, имеющихся студийных и внестудийных технических средств МТЦ было недостаточно для обеспечения 50-часового вещания в сутки по шести программам к 1970 году. Кроме того, не было возможности установки дополнительных передающих антенн на башне Шухова, которая и так была предельно нагружена антеннами для приема внестудийных передач. 110-метровая башня для вещания цветного телевидения, также не имела возможностей для установки дополнительных антенн. 

Необходимость многопрограммного вещания требовала существенного увеличения количества студий. Но на шаболовской площадке и вблизи нее не было свободного места для постройки новых студий.

Все это предопределило необходимость строительства нового телевизионного комплекса с новой, более высокой телевизионной передающей башней.

Проектированию телевизионного комплекса предшествовала большая кропотливая работа по созданию ТЗ в 1963 г. на этот новый уникальный по своим масштабам теле­визионный комплекс. Готовили ТЗ Техническое управление Гостелерадио (заказчик ТВ-комплекса) совместно со многими привлеченными организациями : ГСПИ Минсвязи СССР, представители Министерства радиопромышленности СССР, Центрального НИИ зрелищных и спортивных сооружений, ряда других организаций и МТЦ, имевщий огромный опыт эксплуатации самого крупного телецентра страны. Здесь необходимо ос­обо отметить роль в подготовке ТЗ главного инженера МТЦ В.С.Красулина.

Оборудование Останкинского комплекса предполагалось выполнить полностью на отечественных узлах и деталях, в два этапа : первую очередь запустить в 1967г, п1олностью комплекс в 1970г.Параметры и характеристики оборудования для первой очереди должны были соответствовать ГОСТ 7845-55 «Телевидение черно-белое. Основные параметры системы телевизионного вещания». Планировалось в начальный период начать вещание и по системе цветного телевидения СЕКАМ из МОСЦТ., поэтому одна из АСБ в Останкино должна была  быть рассчитана на прохождение сигнала в цвете, поступавшего  с Шаболовки по соединительной кабельной линии.

Среди ведущих проектантов Останкинского телевизионного комплекса необходимо назвать М.А.Шкуда - главного инженера ГСПИ Минсвязи СССР, руководителей  проекта ГСПИ В.Б.Ренарда, В.И.Ост­ровского и главного инженера-технолога Управления  капитального  строительства Гостелерадио  И,И, Говалло.

Выбор места

Сначала Телецентр планировали разместить на Ленинских горах – самой высокой точке столицы. Однако там в это же время было решено  строить Пантеон, куда должны были быть перенесены саркофаги В. И. Ленина и И. В. Сталина, а также «останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлевской стены». Не подошла и площадка на месте бывшего Храма Христа Спасителя – там в 1957-59 годах снова задумали строить вышеупомянутый Дворец Советов, что закончилось курьезом: открытым бассейном «Москва». Существовали и другие варианты, но в итоге Телецентр обосновался на окраине Москвы, в живописном районе Останкино: там было вполне просторно для масштабного строительства, а почвы оказались достаточно прочными (моренные суглинки) для конструкции тяжелой железобетонной башни, которую лично выбрал Н.С. Хрущев. 

У Телецентра и передающей башни был на первых порах один и тот же заказчик – Министерство связи СССР, их проектировали и строили одни и те же организации. Но вскоре после начала строительства башни, в сентябре 1960 года, было принято решение о передаче программно-технических комплексов телевидения из Минсвязи СССР в Радиокомитет СССР. Вспоминает Владимир Маковеев, первый главный инженер Общесоюзного телецентра: «В результате такого решения в течение нескольких лет по всей стране технические комплексы и коллективы телецентров буквально «резали по живому», делили территорию, помещения, электроподстанции и так далее. Это же решение разделило проект «Большая Москва» на две части: собственно Телецентр поручили строить Радиокомитету». Именно тогда в 1962 году у председателя Радиокомитета СССР М.А. Харламова появился новый заместитель по материально-техническим вопросам -

Леонид Семенович Максаков.

Строительство Телецентра

Команда первых строителей Телецентра под руководством Л.С. Максакова сумела построить вдвое больший телецентр, чем это первоначально задумывалось в «недрах» Минсвязи. Основания для подобного масштаба были весомые – объект «Большая Москва» для огромного Советского Союза должен был быть не меньше, чем Олимпийский телецентр компании NHK в Токио, телецентр ORTF в Париже или новый телецентр ВВС в Лондоне. 

Владимир Маковеев: «Мелкие людишки, - возмущался Максаков, - считают здание Останкинского телецентра слишком большим для Москвы, но ведь оно по объему (1,07 миллионов кубических метров) в семь раз меньше проекта Дворца Советов (7,5 миллионов)! Отягощенные трудным опытом первых лет становления телевидения, многие профессионалы – ветераны с Шаболовки – не верили в возможность реализации замысла, явно и неявно роптали: «Эта громадина будет простаивать … Да мы его и за двадцать лет не освоим …Кому здесь нужно более 20 студий, - хватило бы и десяти…».

Однако время подтвердило справедливость выбранного решения – не прошло и десяти лет, как в дополнение к работающему Останкинскому телецентру (сегодня он называется АСК-1) был срочно построен новый корпус телецентра – АСК-3! А за старым телевизионным комплексом на Шаболовке закрепилось название АСК-2. 

Телецентр строился необычными для советской действительности методами и при помощи необычных материалов: пол в студиях «наливался» французской пластмассой «гранэластик» (резиновая крошка с тонким цементом на латексной стяжке), подвесные потолки в аппаратных и редакционных помещениях были из финского «травертона» (минеральная вата на крахмальной стяжке), на полах в коридорах и аппаратных лежали звукоизоляционные ковровые покрытия японского и финского производства.

Проект строительства был разработан «Моспроектом-1». Все общестроительные работы выполнил трест «Мосстрой -2» Главмосстроя. Технологическое оборудование комплекса разработали и ввели в эксплуатацию предприятия Министерства радиотехнической промышленности совместно с сотнями предприятий из многих городов страны. Отметим лишь некоторые: ВНИИТ (основное ТВ-оборудование), ВНИИРПА (звуковое оборудование), МНИТИ (теле- кинокамеры, телекинопосты, мониторы), ЛОМО и ВНИИРТ (аппаратные видеозaписи), НЗТМ (видеомагнитофоны «КАДР-3»); ВНИИ ЭЛП (телевизионные передающие и приемные трубки).

К моменту ввода в эксплуатацию первой очереди – 4 ноября 1967 года – Останкинский телевизионный комплекс включал в себя четыре АСБ со студиями (две - по 600 кв. метров и две по 150) и временную центральную аппаратную. В восточном крыле здания телецентра на третьем этаже была расположена концертная студия со сценой и залом на 800 зрителей, спроектированная с учетом телевизионной специфики. 
Важно вспомнить, что в деле создания основного телевизионного оборудования для ОТЦ советская радиопромышленность впервые бесспорно «дотянулась» до мирового уровня. А те узлы телевизионной аппаратуры, которые в советском варианте заметно уступали зарубежным аналогам, решительно и твердо отвергались. В результате советские телекамеры КТ–87 были оснащены английскими автоматизированными вариообъективами «Варотал» (стоившими много дороже самой камеры). Устанавливались камеры на штативы «Винтен»; советские видеомагнитофоны «Кадр-3» работали на японской видеоленте Fuji.

Не обошлось при строительстве и без забавных случаев. Рассказывает Леонид Таубе, первый заместитель руководителя производственно-технологического департамента ВГТРК: «Я работал в дирекции строительства Общесоюзного телецентра (так он тогда назывался). Мое рабочее место было в небольшом здании с окнами, выходящими на стройплощадку, а рядом с площадкой была небольшая автомобильная стоянка. В один прекрасный июльский день 1967 года под моими окнами появилась «Чайка» красного цвета. На таких авто обычно передвигались только министры, но вместо министра из машины вылез генерал, как оказалось главный начальник противопожарной службы города Москвы. Этот человек посмотрел на часы, и буквально через несколько минут к Останкино уже было невозможно подъехать, более того, все улицы, прилегающие к Телецентру, были забиты пожарными расчетами. Оказалось, была назначена тренировка на случай пожара на стратегически важном объекте – строительстве всесоюзного телецентра. Получив необходимые почести и благодарности, довольные пожарные разъехались.

Прошло совсем немного времени: может, неделя, а может, и дней десять. Мы обедали в столовой для строителей напротив улицы Королева. И вот, выходя из столовой, смотрю – дымок идет какой-то странный с шестого этажа телецентра. Пожар, говорю я. Пожар, соглашаются мои коллеги. Прихожу к себе в кабинет и вызываю пожарную охрану. По телефону мне говорят, что все под контролем и у них уже есть сигнал о возгорании. Прошло минимум минут пятьдесят, прежде чем появилась первая и единственная неторопливая пожарная команда. Удивительно, но к этому моменту пожар успел заметно разгореться – гореть-то на стройке телецентра, кроме железа и бетона, было особо не чему. А дело было вот в чем: вентиляционные короба обшивались тепло- и звукоизолирующими материалами, которые и подпалил во время работы какой-то незадачливый сварщик.

В общем, в отличие от тренировки, к моменту прибытия пожарной команды и начала тушения жестяные венткороба вовсю горели, расплавились и потеряли форму. Проблема заключалась в том, что эти короба нельзя было купить в магазине, потому как нестандартное оборудование, их надо было заказывать на специальном заводе, а для установки полностью разобрать поврежденные… До запуска оставалась всего пара месяцев. Слава богу, справились».

Здание Телецентра

Торжественная закладка здания состоялась 22 апреля 1964 года. Останкинский телецентр должен был стать самым передовым в стране, в том числе и как архитектурное сооружение. С точки зрения градостроительства, конструкция здания оказалась исключительно интересной. Конструктор А.А. Левенштейн предложил расположить сооружение протяженностью в сотни метров на плите с небольшой глубиной залегания (грунты в районе Останкинских прудов чрезвычайно слабые). Чтобы избежать деформаций и осадки, были предусмотрены оригинальные приспособления, а ряд узлов конструкции был сделан «скользящим». 

13-этажное здание Останкинского телевизионного комплекса построено в простых и лаконичных формах, сочетающих бетон и стекло. Торец здания, выходящий в сторону пруда, отличается от всех остальных фасадов. Третий этаж, на котором располагается концертная студия, выдвинут на 24 метра с 9-метровой консолью и опорой на пилоны, поставленные на гранитный стилобат.

Объем здания превышает 1 млн. куб. метров. В соответствии с проектом здание имело два «объема»: нижний (с первого по 10-й этажи) размером 415х87х20 метров и верхний (с 11 по 13 этажи) размером 125х62х35 метров. Общая высота здания - 55 метров, полезная площадь - 154000 кв. метров. 

Студии размещены в середине широкого корпуса, что надежно защищает их от внешних помех. Продольные коридоры – пешеходный и транспортный, по которому передвигаются машины с декорациями – связывают всю систему помещений, вытянутых вдоль фронта студий. Основной узел всех коммуникаций огромного здания – вестибюль первого этажа, проходящий сквозь корпус по его поперечной оси. Сюда входит группа лифтов, ведущая в высотную часть здания, где расположены редакции и административные помещения. 

Вначале открытие ТТЦ «Останкино» было замечено только телезрителями Москвы и Московской области: телевизионные антенны, ориентированные ранее на Шаболовку, были повернуты теперь в сторону Останкина. Кроме того, за счет построенной высокой радиопередающей башни почти в два раза увеличился радиус уверенного приема телепрограмм, в эфире появилась новая, четвертая телевизионная программа, техническое качество телепередач стало заметно выше. А затем москвичи увидели воочию источник и причину нового качества вещания – грандиозное сооружение, напоминающее океанский лайнер – здание Телевизионного технического центра имени 50-летия Октября. 

С возведением Телецентра изменился не только «ландшафт» окружающей местности – кардинально изменилась телевизионная отрасль. Телевизионный технический центр в Останкине обеспечил повышение качества общесоюзных программ телевидения, регулярную передачу цветных телевизионных программ, производство дублей первой программы Центрального телевидения для восточных районов страны – программ «Восток» и «Орбита». В здании телецентра удалось объединить все звенья сложной технологической линейки создания отдельных передач и фрагментов, а также формирования из них целостных общесоюзных программ.

Передвижные телевизионные станции

Основная причина создания передвижных телевизионных станций (ПТС) – это расширение тематики телевизионных программ, обеспечение История телецентра возможности прямых трансляций, особенно спортивных. История ПТС началась с того, что в 1948 году работники Московского телевизионного центра – главный инженер С.В. Новаковский и старший инженер Л.Н.Шверник – привезли из США мобильное ТВ-оборудование, приобретенное у фирмы RCA. Отечественные специалисты сразу же принялись ее изучать и «обкатывать», первые технические пробы проводились на МТЦ и стадионе «Динамо». Был смонтирован временный радиоканал, позволявший транслировать футбольные матчи. И все-таки это было только первое приближение к внестудийному вещанию, для организации которого требовались и мобильный радиоканал, и спецавтобус со стационарно размещенной аппаратурой. Усилия специалистов увенчались успехом. Первая ПТС-МТЦ в стандарте 625 строк была построена в конце 1949 года, и в том же году начали проводиться первые опытные передачи футбольных матчей со стадиона «Динамо». 
Вспоминает Лев Лейтес, главный специалист музея телецентра ФГУП «ТТЦ «Останкино»: «Организация телепередач имеет ряд особенностей. Так, для сантиметрового диапазона радиоволн обязательна прямая видимость от объекта трансляции на отметку 150 метров башни Шухова, что не всегда было возможно. Для трансляции, к примеру, из Колонного зала Дома Союзов приходилось устанавливать на крышу соседнего 13-ти этажного здания Совета Министров СССР (теперь это Госдума РФ) антенны с передатчиками. Такая процедура затягивала процесс развертывания радиолинии ПТС. Да и сама специфика радиолинии вынуждала всегда проводить предварительное обследование нового объекта. Его проводили организатор передачи, как правило, сотрудник редакции и два технических работника ПТС, один из которых, мачтовик, выезжал на объект непременно с биноклем. Об оперативной подготовке внестудийных программ тогда и мечтать не приходилось. Каждой настройке радиолинии ПТС предшествовал 20-минутный подъем мачтовика в открытой люльке. Но несмотря на все сложности, ни одна внестудийная передача не была отменена – ни в лютый мороз, ни при сильном ветре, ни под проливным дождем». 
Передвижные телевизионные станции стали своего рода «кузницей кадров» нескольких поколений телевизионщиков. Вспоминает Марина Сальман, главный специалист ВГТРК: «Профессию телевизионщика я получила «по наследству»: мои родители проработали на телевидении не один десяток лет. Мой отец, Абрам Ильич Сальман был первым начальником отдела телевидения во Всесоюзном Радиокомитете. Сама же я попала на телевидение прямо со студенческой скамьи – на строительство нового телекомплекса на Шаболовке под названием «Большая Москва», оборудование для которого разрабатывал ленинградский ВНИИТ.

В Останкино меня перевели в марте 1968 года в преддверии запуска первых цветных аппаратно-студийных комплексов. Вначале я в течение трех месяцев на крыше Останкинского телецентра (другого места просто не было, здание еще достраивалось) изучала основы колориметрии и систем цветного телевидения. А когда два первых цветных аппаратно-студийных комплекса запустили, меня перевели во Владыкино – осваивать новую передвижную технику цветного телевидения. К моменту моего прихода в ТТЦ была куплена первая цветная ПТС фирмы Marconi. Через пять лет их число перевалило за десять. Все внестудийное вещание обеспечивалось в цвете, наши передвижные станции ТТЦ работали не только по всему Союзу, но и во всем мире – в Индии, на Кубе, в Монголии и так далее».

 Чтобы лишний раз подтвердить конкурентоспособность отечественных ПТС, переместимся из XX века в XXI. В 2005 году была создана первая в России передвижная телевизионная станция, работающая в формате телевидения высокой четкости. Проект разработан и осуществлен специалистами Телевизионного технического центра «Останкино». Новая ПТС отличается тем, что способна поддерживать сразу два формата – стандартный и высокой четкости. Новая ПТС была опробована на трансляции записи концерта группы «Моральный кодекс» во МХАТе им. М. Горького, когда продюсером выступил известный английский звукорежиссер Крис Кимзи. ПТС укомплектована десятью камерами ТВЧ, две из которых могут работать в режиме суперзамедленного воспроизведения изображения. В СК «Олимпийский» камеры были впервые опробованы в действии и кадры замедленных повторов получились достойного качества.

«Свою задачу мы видим в производстве контента, рассчитанного на долгое время, - прокомментировал одну из причин создания ПТС Михаил Белоусов, на момент запуска ПТС в формате ТВЧ - и.о. генерального директора ФГУП «ТТЦ «Останкино»: «Сегодня перед телевизионным сообществом стоит задача сохранить в формате ТВЧ передачи, отражающие главные события культурной жизни современной России и на новом технологическом уровне создать их электронный архив». 

ПТС сыграли огромную роль в освещении всевозможных мероприятий: от военных парадов и демонстраций на Красной Площади в Москве и в столицах союзных республик до спортивных состязаний, международных встреч руководителей государств и т.д. Были и курьезные случаи. Рассказывает Валерий Механик, советник генерального директора по развитию телерадиопроизводства ФГУП «ТТЦ «Останкино»: «Когда режиссер Владимир Меньшов работал над фильмом «Москва слезам не верит», для одного из эпизодов (когда один из героев картины – телеоператор – едет в передвижке со съемок) он попросил нашу смену сыграть в ПТС во что-нибудь – мол, это оживит кадр. Предложили шахматы, но окончательный выбор пал на карты. Эпизод был маленький и, по сути, безобидный. Но руководство наш поступок очень рассердил. В результате – строгий выговор и лишение премии за снижение престижа профессии».

Цветное телевидение

Запуск цветного вещания состоялся 1 октября 1967 года и был приурочен, как тогда было принято, к знаменательной дате – 50-летию История телецентра Октябрьской революции. Отдельную задачу пришлось решать по подготовке кадрового состава. Были организованы курсы для режиссеров, редакторов, операторов – все должны были познать азы работы с цветом. Особенности цветного телевидения обнаруживались во всем: допустим, цвет пола в студии, стены, ширмы, мебель – какими они должны быть? Тоже и при монтаже – необходимо было учиться принимать во внимание сочетание цветов и оттенков. Спецкурс по цветоведению для переходящих из «черно-беленьких» в «цветные» читал инженер Л. Скобейников. Тем временем инженеры и техники работали над созданием цветной отечественной передвижной телевизионной станции (ПТС). Ее «дебют» - репортаж с Красной площади – вошел в историю телевидения. 

Не обошлось и без накладок. Был случай, когда «заполосила», стала выдавать брак одна из камер – потребовалось срочно заменить вышедшую из строя деталь. Камера эта, как назло, держала в кадре мавзолей. Проблема в том, что допуск на Красную площадь имели только четыре оператора, которые работали с этими четырьмя камерами. Больше никто из съемочной группы такового допуска не имел. Дело запахло увольнениями. И вот заместитель председателя Государственного комитета по радиовещанию и телевидению Г. Иванов, который располагал все-таки более широкими возможностями для прохода на Красную площадь, прокрался, как партизан, от ПТС к злополучной камере и доставил деталь на замену. Впрочем, зампреды Гостелерадио, когда дело касалось внедрения цветного телевидения, проявляли чудеса самоотверженности. Еще пример: другой заместитель главы телерадийного ведомства Л. Максаков провез из Парижа… краску для пола – мастику в цветную студию – в Советском Союзе она еще не производилась. 
Ранняя осень 1967 года – день открытия цветного телевидения в СССР, получивший название «Радуга, зажгись!». В витринах больших магазинов по улице Горького, в Даниловском универмаге и других местах Москвы были установлены цветные телевизоры. Перед ними толпились зрители, вглядываясь в «радужную» программу – дома практически ни у кого не было цветных телеприемников, их массовый выпуск еще предстояло наладить. День открытия цветного вещания в эфире вела актриса театра им. Е. Вахтангова Элеонора Шашкова, сыгравшая роль жены Исаева-Штирлица в «Семнадцати мгновениях весны». Звучала музыка Хачатуряна, заказанная композитору специально для такого случая. Впечатляли и студийные эпизоды: сцена в черно-белом изображении сменялась такой же, но уже в цветном варианте. Представьте: танцуют балерины Большого театра, и изображение черно-белое – и вдруг все вспыхивает цветом: костюмы, лица… Публика ахала! 

В день открытия цветного вещания в СССР Москва и Париж обменялись взаимными любезностями. В трансляции из нашей столицы выступили председатель Госкомитета по радиовещанию и телевидению Н. Месяцев и посол Франции в Советском Союзе. Участие посла не было случайностью: президент Франции Шарль де Голль специально приезжал в СССР, чтобы заручиться поддержкой в продвижении системы СЕКАМ.

Олимпийский рекорд

Вспоминает Константин Кочуашвили, советник Генерального директора ОАО «НТВ Плюс»: «За пять лет до Олимпиады-80 началась подготовка к одному из самых значительных событий в истории «Останкино». На выполнение поставленной задачи были брошены лучшие силы телевизионной и строительной отраслей. В общей сложности к Олимпиаде-80 было сдано в эксплуатацию 78 объектов. В Москве над малой ареной Лужников был построен универсальный зал «Дружба», в Крылатском - гребной канал, велотрек, поля для стрельбы из лука, спорткомплекс «Измайлово». Параллельно проспекту Мира появился Олимпийский проспект, где расположились бассейн и крытый стадион. Специально к Олимпиаде построили аэропорт «Шереметьево». Для показа спортивных состязаний по телевидению был сооружен олимпийский телерадиокомплекс (ОТРК) Телевизионного технического центра и Олимпийский коммутационный центр (ОКЦ) Минсвязи.

Проектирование началось в 1973 году, за год до объявления Москвы столицей Олимпиады. Главным заказчиком строительства и оснащения было Гостелерадио СССР (заместитель председателя Г.З. Юшкявичюс). Строительство ОТРК возглавил А.М. Мельберг, а технологическую составляющую возглавил ваш покорный слуга, назначенный заместителем главного инженера ТТЦ. Непосредственно участки работ возглавляли: К.К. Шабский (главный технолог), И.А. Мусатов, Б.Б. Степанов, С.К. Мацаль, С.И. Ермолаев, И.Г. Кудрин, М.А. Сальман, В.И. Лобач, Н.П. Довгвалюк». 
Строить начали осенью 1976 года. Строили всей страной; на отделочные работы были приглашены строители почти со всех республик. Строительство и монтаж оборудования наметили завершить к Спартакиаде народов СССР приуроченной к тому же времени года, что и Олимпиада... Успели.

Константин Кочуашвили: «Понятно, что на проекте подобного масштаба нашлось место подвигам. Некоторые из них носили международный характер. Одна история связана с вещательной компанией NBC, которая получила для США право на трансляцию с Олимпиады. Им был выделен один из трех аппаратно-программных комплексов. Оборудование они привезли свое, да и монтаж также вели своим персоналом. Но из-за бойкота в связи с вводом советских войск в Афганистан, на московские Олимпийские игры не прибыли спортивные делегации США, ФРГ, Японии, Канады и Китая. В итоге в Играх приняли участие спортсмены из 81 страны вместо 144-х. Монтаж американцы не успели завершить. Американским монтажникам их профсоюзы предложили прекратить работы или соответственно объявить бойкот. В то же время, показ фрагментов отдельных соревнований был разрешен. Что было с техническим директором! Он был в отчаянии, но мы ему помогли. Наши монтажники из доблестного подразделения «Каскад», который вел монтаж всего телевизионного оборудования, по нашей просьбе, бесплатно завершили монтажные работы в аппаратной». 

Строительство Останкинского телецентра поддерживали многие. Генрих Юшкявичюс, советник Генерального Директора ЮНЕСКО (во время проведения Олимпиады-80 в Москве занимал должность заместителя председателя Гостелерадио СССР): «Надо отдать должное Председателю Гостелерадио СССР Сергею Георгиевичу Лапину и его первому заместителю Энверу Назимовичу Мамедову, которые поверили в целесообразность создания олимпийского телерадиовещательного комплекса. Идею поддержал Олимпийский комитет СССР и Спорткомитет (в лице Виталия Смирнова и Марата Грамова), а также председатель Оргкомитета Олимпиады-80 Игнат Трофимович Новиков. Но, как и на любом крупном проекте, сразу на этапе обсуждения строительства появились противники идеи. Олимпиада потребовала жертв. Я уверен, что из-за многочисленных бюрократических войн преждевременно ушли из жизни Абрам Моисеевич Мельберг, главный строитель Олимпийского телерадиоцентра, Кирилл Алексеевич Ященко, начальник управления капитального строительства Гостелерадио СССР. Они работали днем и ночью, а между тем в Комитет партийного контроля шли анонимки, обвиняя их во всех смертных грехах. Следует вспомнить московских строителей Валерия Серова, Владимира Ресина, секретаря горкома Игоря Пономарева, без их активного участия этот уникальный объект не был бы построен. А надо было не только строить. Надо было разработать и произвести всю гамму оборудования цветного телевидения, так как в связи с вводом войск в Афганистан западные страны усилили и без того уже существовавшее эмбарго на цветное оборудование. Как заказчик, я тогда испортил немало крови министрам Эрлену Первышину, Василию Шамшину, но только благодаря им и руководимым ими институтам и заводам Москва создала Олимпийское телевидение. 

Директор Шауляйского завода (в Литве) Леонас Янкаускас дневал и ночевал в Москве, вообще, по-моему, не спал. Владимир Маковеев, Сергей Никаноров, Валентин Хлебников, Леонид Таубе, Константин Кочуашвили выполняли нелегкую роль привередливых заказчиков... В результате совместных усилий «олимпийская» задача была выполнена. К моменту проведения Игр Телецентр формировал и выдавал в эфир одновременно до 20-ти телевизионных программ со 100 комментаторскими каналами, а также до 100 радиопрограмм на все континенты земного шара». 

Оборудование, использованное на Олимпиаде-80, было в основном, отечественного производства. Телевизионные студии и ПТС поставлял Шауляйский телевизионный завод, телевизионные камеры – Новгородский телевизионный завод, видеомагнитофоны – Новосибирский завод точного машиностроения. Мониторы – Александровский радиозавод. Звуковое оборудование было получено из Венгрии по кооперации в рамках Совета Эко. Исключение было сделано только для уникального телевизионного оборудования, которое не выпускалось в СССР и закупалось у ведущих зарубежных фирм. Работы по созданию комплекса велись оперативно, постоянно проводился авторский надзор. 
Вспоминает Борис Степанов, главный метролог ТТЦ «Останкино»: «Большую организационную работу вело Гостелерадио СССР. Для освещения Олимпиады в Москве был создан коллектив творческих и технических работников. Это были лучшие представители телекомпаний. Олимпиада-80 прошла успешно. Москва получила высокую оценку МОК. Для тех, кто готовил Олимпиаду, лучшей оценкой стало признание зарубежных коллег из ведущих телерадиовещательных компаний – EBU, OIRT, BBC и другие. Олимпиада-80 завершилась. Но построенные к ней телерадиовещательный комплекс и Олимпийский коммутационный центр Министерства связи, как и планировалось, стали обеспечивать трансляции 1-ой и 2-ой программ Центрального телевидения, а также программ радио на всю территорию страны с учетом ее часовых поясов. Это стало вехой в истории отечественного телевидения».
Подготовка к Олимпийским играм стала мощным импульсом для развития цветного телевидения в стране, подготовки специалистов телевидения и радио. Высокий уровень трансляции Олимпийских игр показал всему миру, что у нас есть сильная промышленность и талантливые специалисты. 

Со временем строительство Олимпийского центра обросло различными мифами. Вспоминает Константин Кочуашвили: «Сразу после Олимпиады появилась «байка», будто рядом с ОТРК закопан трактор, который, дескать, впопыхах забыли вытащить. На самом деле в яму, выкопанную для устройства колодца, трактор действительно съехал, но его усилием нескольких тракторов вытащили обратно.

Еще ходили нелепые слухи о том, что здание ОТРК строили наспех и в результате построили с точностью до наоборот. Но кто разбирается в строительстве, тот поймет, что строить здание со двором, выходящим на улицу Академика Королева, - абсурд. Так что не верьте слухам! На самом деле, Олимпиада запомнилась не слухами, а целым рядом технологических находок. Так, впервые было использовано очень удачное решение нашего главного звукорежиссера Владимира Виноградова по формированию международного звука – так называемого «интершума». Для того чтобы добиться нужного эффекта, часть микрофонов он просто «закопал» на полях стадионов».

Третий – не лишний

Создание АСК-3 – еще одна важная веха в истории ТТЦ. Успешно пройдя олимпийскую службу, ОТРК, переименованный в АСК-3, уже с октября 1980 года стал обеспечивать многопрограммное вещание со сдвигом во времени. Огромная страна, растянувшаяся на 11 часовых поясов, была разбита на 5 зон, куда две общесоюзные программы поступали в большем или меньшем соответствии с местным временем. Именно для этой задачи создавался АСК-3, а Московская олимпиада стала хорошим поводом «убить двух зайцев одним выстрелом». Эта схема многопрограммного вещания поныне исправно служит при трансляциях Общероссийских программ.

С первых дней ТТЦ стал полигоном, где проходила опытную обкатку практически вся отечественная аппаратура. Телецентр стал фактически производственной базой для отработки нового оборудования и новых технологий в условиях телевизионного производства. Более того, именно в «Останкино» давалось «добро» на серийное производство оборудования и комплексов, которые затем уходили на многочисленные телецентры, которых в СССР насчитывалось до 130.

Останкино сегодня

И сегодня, несмотря на прожитые годы, ТТЦ «Останкино» нет равных. Комментирует Анатолий Соколов, главный инженер «Останкино»: «Телецентр – это тот остов, та технологическая основа, без которой не может состояться ни телевидение, ни радио. Ведь любое производство телевизионной или радиокомпании начинается с создания их технологической базы. И роль Телевизионного технического центра «Останкино», обеспечивающего постоянную техническую поддержку множеству вещательных компаний, трудно переоценить. Именно в студиях телецентра рождаются телерадиопрограммы, которые затем смотрит вся страна. 

Отсюда, «из святая святых», транслируются эти программы по многочисленным каналам связи на передатчики Останкинской телебашни и распространяются по кабельным, наземным и спутниковым каналам в российские города. Днем и ночью, без перерыва, идет в телецентре их предэфирная подготовка, а выход в эфир комплекс обеспечивает таким телерадиокомпаниям, как «Первый канал», «НТВ», «МузТВ», «7ТВ», «Столица», «НТВ-Плюс» и другие. Кроме того, еще почти 200 вещательных компаний постоянно прибегают к техническим средствам телецентра. Ежемесячно ТТЦ предоставляет более 100 тыс. часов услуг. Сегодня на ТТЦ проводится реконструкция телецентра и совершенствование его структуры, организация строительства прилегающих к телецентру площадках новых больших студий, что увеличит общую площадь студийных комплексов примерно в полтора раза».

Журнал "Телецентр" №4(24)