марта 2017 
+7 (495) 617-8888
 

История строительства и развития телецентра, трудности монтажа глазами очевидца. Часть 3

Все оборудование в АСБ -7,8,4,5, а потом и во всех АСБ 1ой, 2ой, 3ей очередей было советское, разработанное в СССР, построенное в СССР, установленное, настроенное и эксплуатируемое нашими инженерами. При этом была одна «тонкость»- при разработке и изготовлении оборудования использовались комплектующие детали, милостиво разрешенные военно-промышленной комиссией. Поэтому работало это, мягко говоря, не стабильно. Были заложенные и приходящие дефекты и отказы, требовалась частая настройка и подстройка – каждые 3-4 часа. Однако эти трудности, в свою очередь, научили работать.

Здесь можно было бы привести много примеров изучения, преодоления и выхода из трудных моментов:

- отказ почти всех камер,

- отказ кинопроектора или обрыв киноленты,

- изучение схем на коленках,

- пропадание питания и работа по эфирному телевизору

При всем при этом, надо не забывать, что эфир шел «живьем», кино выдавали только из кинопроекционной, а видеомагнитофонные записи шли только отдельными врезками. Днем до 18 часов шли репетиции, а в 19ч15мин эфир. Из-за отказов было много «брака». «Брак» - это нарушение качества «картинки». А полное пропадание – это уже техническая остановка. Все это регламентировалось (и сейчас так же) правилами технической эксплуатации – ПТЭ и инструкциями по эксплуатации.

Так вот согласно ПТЭ регламентировалось время на эти «бяки» + 3 сек – это уже замечание, и до 5 сек – это уже брак. За этим следовали объяснения, анализ и меры наказания, т.е. снижение премии или полное ее лишение, а в более сложных случаях – выговор и увольнение. Если происходило не ухудшение изображения или звука, а полное его отсутствие – это уже «тех остановка», переход на резерв и … соответствующие выводы. Примеры: «Поль Моруа», «Городок у океана», концерт в концертной студии.

Еще одна задача стояла перед нами - это оказание помощи творческому персоналу (редакции ЦТ) в освоении нового оборудования. Дело заключалось в том, что перейдя с МТЦ (Шаболовка) на ОТЦ редакции получили в свои руки новые (чем-то отличающиеся) пульты, новые возможности, новую технологию, видеозапись и т.д. и т.п. Для более быстрого освоения ими всего нового надо было учиться. Организовали группы, выделили «преподавателей» и начали учить и учиться. Кстати, за это платили по 2р/час, что в то время равнялось оплате лекций в Вузах для кандидатов наук (преподаватели получали 1р20к.). Занятия проводили прямо в аппаратных, за пультами действующего оборудования. Надо отметить, что режиссеры, ассистенты и др. сотрудники редакции были очень довольны, посещаемость, несмотря на раннее время, была высокой.

Мы, инженеры, тоже в это время учились в рамках курсов повышения квалификации. Почему? А потому, что мы были из разных Вузов, из разных НИИ и заводов. Мы в разной степени, знали электронику, радио или просто электричество. Но многие – телевидение знали в объеме: - «куда ударить по телевизору, если нет звука». Еще надо было учить обслуживающий персонал (механик по звуковому оборудованию, механик по видеооборудованию, механик по видеомагнитофонам, осветитель). Для этого были созданы курсы (в здании школы: на Новомосковской улице) где наши инженеры проводили с ними занятия, экзамены и присвоение квалификации.

Вот один из примеров изучения нами устройства оборудования. Сейчас 8 стоек (шкафов), в которых собраны все устройства (блоки) обеспечивают работу 2-х АСБ. А тогда в одной технической аппаратной (инженерной) стояло 18-20 стоек. Все они соединялись большим количеством (сотнями) кабелей, сотнями разъемов и т.д. и т.п. Все кабели и разъемы пронумерованы.

И все это желательно было знать, помнить и уметь быстро исправить неисправность при возникновении той или иной ситуации.

На стенах в аппаратных за стойками висели огромные блок схемы, размер которых был 3 метра на 1,5 метра.

На этих схемах были все блоки, кабели и их номера. Мы эти схемы расстилали дома на полу и, ползая на четвереньках «ходили» по кабелю, прослеживая и пытаясь запомнить вход и выход, т.е. откуда и куда идет тот или иной кабель. Это было необходимо для того, чтобы быстрее находить неисправности.

Надо отметить, что при «раскручивании» 1-й очереди нам было трудно, но при этом и легче, чем во 2-ю очередь. Дело в том, что разработчики, специалисты ВНИИТ (из Ленинграда) 1-ю очередь сами налаживали и в течение, долгого времени, вместе с нами эксплуатировали. Вернее сказать, - они присутствовали и сразу приходили на помощь при сложных отказах.

Здесь вспоминается один случай, который произошел в АСБ-7. Напоминаю, что эфиры живьем после 19ч.15мин. вечера, программа познавательная.

Не помню название, но хорошо помню, что это была передача то ли о художнике, то ли о фотографиях. В студии за столом ведущий и два пюпитра, с которых двумя камерами, поочередно должны показывать фотографии. В АСБ-7 (студия 150кв м) всего 4 студийные камеры. И ВОТ! Перед самым началом эфира, где-то минут за 10-15 вышли из строя 3 камеры. Переносить эфир в другую студию, а это могла быть только АСБ-8, уже было некогда.

И вот режиссер принимает решение работать одной камерой, осуществляя переход с объекта на объект, через затемнение, предварительно положив фотографии с двух пюпитров на один.

Я этот пример привожу не только, как иллюстрацию работы оборудования, а скорее как отношение режиссерской бригады к работе. Они имели полное право отказаться от эфира, что другие и делали. А эта бригада отработала, и даже шума и претензий не было. Потом выяснилось, что это был заводской дефект.

Таких примеров отказа оборудования можно привести множество.

Первое время количество специалистов в смене было больше. Потом изменилось отношение к обслуживающему персоналу. Появилось даже мнение, что инженеры не нужны, кнопки могут нажимать «операторы» (кнопкодавы), слава богу, что это мнение не победило.

Подробности строительства телебашни и развития телевидения читайте в следующей части…

Часть 1

Часть 2